05.04.2012

Замечательно проснуться рано утром свежим, бодрым, полным сил. С радостью вспомнить о запланированных на день делах. Ощущая внутреннее нетерпение, проделать утренний моцион и … .

Извини, читатель. Я понимаю, насколько наше обычное утро отличается от описанного выше. Стало глупо, банально и даже пошло радоваться обыденным вещам и явлениям. Серые будни сменяются такими же серыми, однообразными праздниками. Бесконечный поток мыслей, невозможность выключить голову, бессонница. И усталость. Хроническая усталость. От всего. Что же случилось с нами?

Так эмоционально воспринимается третья, завершающая стадия стресса, наиболее протяженная и разрушительная. Обычно ее ошибочно рассматривают как его отголосок, последствие. Две первые – тревога и внутреннее психическое напряжение – интенсивнее и ярче. Именно они зачастую отождествляются со стрессом.

Начиная с работ Ганса Селье (30-е годы ХХ в.) вплоть до наших дней, ученые изобрели немало определений стресса. Однако, уже само их разнообразие – отсутствие единства – свидетельствует о недостаточной глубине понимания. Причины наблюдаемого положения, как представляется, носят методологический характер. Во-первых, человек в процессе стресса рассматривается, главным образом, как индивид. То есть зачастую упускаются из виду его личностные черты и свойства. Во-вторых, стресс, как правило, исследуется в рамках упрощенной бихевиористской (рефлексологической) модели взаимодействия типа «стимул-реакция». Вследствие этого подхода изучались, главным образом, физиологические и психофизиологические механизмы возникновения стресса. При этом стало очевидно, что область их действия охватывает не только корковые и подкорковые зоны головного мозга человека, но также процессы внутриклеточного и даже генетического уровня. Был открыт так называемый генный фактор Р66, которым в ситуациях стресса запускается процесс старения организма на клеточном уровне.

Кроме того, процесс протекания стресса изучался, главным образом, на людях, оказавшихся в экстремальных ситуациях (военные конфликты, стихийные бедствия, масштабные социальные потрясения, личные события трагического характера и т.п.). Стрессы, с которыми человек сталкивается в своей повседневной жизни, пока еще не стали объектом пристального внимания исследователей.

Описанные выше методологические особенности породили систематическую недооценку значимости психологических факторов. Возникло упрощенное, однобокое, преимущественно физиологическое понимание природы стресса. На этой основе появилось искушение разрешить все проблемы с помощью фармакологии. Уже существуют «таблетки храбрости», «лекарство от страха», активно разрабатываются средства, блокирующие действие генного фактора Р66, с целью создания «таблетки от старости» и т.д. Это, на мой взгляд, чрезвычайно опасно, поскольку таким образом человек грубо вторгается в сферы, системной сложности которых он до конца не представляет. Изучение всех, в том числе отдаленных, последствий применения подобных таблеток предполагает необходимость проведения длительных и дорогостоящих лонгитюдных исследований, которые, разумеется, не проводятся. Аналогией может быть положение с генетически модифицированными продуктами.

Но еще большая опасность заключается в том, что предлагаемый фармакологический путь как бы превращает в ненужность процесс самосовершенствования личности, сопряженный с упорным каждодневным трудом. Зачем познавать мир, учиться, изменяться и согласовываться, а ведь именно рассогласование, внутреннее и внешнее, порождает в нас тревогу и прочие негативные переживания, когда можно просто проглотить таблетку. Легкость зачаровывает, но непременно обманет.

Стресс можно, в общем, определить как неадекватную реакцию личности на те или иные проявления, внутренние и внешние, которые, собственно, и выступают как раздражители или стрессоры. Ключевую роль в процессе возникновения стресса играет механизм непринятия того проявления, с которым личность сталкивается. Каждый из собственного опыта знает, что в качестве стрессора может выступать все, что угодно: взгляд, слово, действие, событие, затерявшаяся вещь и т.д., и т.п. Поэтому дело не столько в самом стрессоре, сколько в нашем отношении к нему.

Если личность не в состоянии своевременно измениться, признав факт реального существования раздражителя, не соглашаясь с этим фактом и не принимая его реальности, он закономерно превращается в стрессор.

Не принимая реальности, личность рассогласовывается с ней, что порождает негативные переживания, внутреннее психическое напряжение, а в дальнейшем тягостное психологическое состояние, болезни, преждевременное старение и смерть.



Возврат к списку

Консультация
по skype

skype: psyholog-sv
почта: vsn97@ya.ru

Рассылка

Ведется набор










© 2008-2014 "Академия Семьи" 

Россия, Челябинск, пр. Ленина, 9 

Телефоны: (351) 230-69-33, +7 902 89 27 890